Заметки о терроризме

Обсудить на форуме
img

Определение терроризма

Терроризм как явление сформировался в середине девятнадцатого века вследствие изобретения динамита и развития средств массовой информации. Причем последнее является приоритетной причиной, поскольку пресса во много раз увеличила пропагандистский эффект террористических актов. Французский психолог Г. Тард таким образом описывал связь между лидерами террористов и прессой: «Велико расстояние между угрюмым возвышенным гением, который кует против капитала правдоподобные теоремы, трибуном, который подобно Лассалю, бросает их как зажигательные бомбы, и журналистом, который пускает их в обращение, применяет их и чеканит из них мелкую фальшивую монету. И, тем не менее, стечение всех этих несходных талантов, их соприкосновение с мистиками, наивными людьми и преступниками… необходимы для того, чтобы раздался взрыв динамитной бомбы».

Таким образом, терроризм возникает в XIX в. в Европе. То есть там, где возникает общество, регулярно читающее газеты. И далее, чем мощнее становятся средства массовой информации, чем более охватывают собой общество, чем выше их роль в формировании общественных настроений – тем шире волна терроризма. По мере того, как привычка читать газеты и журналы дополняется необходимостью слушать радио, смотреть телевизор, пользоваться Интернетом, растут возможности потенциального воздействия терроризма на общество, ширятся его возможности.

Общественный резонанс на террористический акт необходим террористам для изменения общественных настроений. Теракты воздействуют на массовую психологию. Террористические организации демонстрируют свою силу и готовность идти до конца, жертвуя как собственными жизнями, так и жизнями окружающих. Террорист громогласно заявляет, что в этом обществе, в этом мире есть сила, которая ни при каких обстоятельствах не примет существующий порядок вещей и будет бороться с ним до победы, или до своего конца.

При этом многие страны Запада культивируют у себя терроризм в контролируемых масштабах. Это – важное средство сплочения обывателей вокруг власти. Это – одно из самых сильных средств манипуляции сознанием и отвлечения внимания общества от махинаций верхушки. Это – эффективное средство собирать радикальную молодежь из отверженных слоев общества и направлять ее энергию на ложные цели.

Терроризм – сложное и ресурсоемкое предприятие. С другой стороны, терроризм приносит большие дивиденды. Активизация террористов, в частности, может оказаться значимым фактором в решении вопроса о выборе того или иного маршрута газопровода. Террористы могут управлять потоками туристов. Там, где экономические интересы исчисляются в миллиардах долларов, легко найти миллионы на финансирование террористов. Кроме этого, терроризм постоянно финансируют по идеологическим и политическим соображениям.

Таким образом, поддержка терроризма – это один из вариантов тактики политической борьбы, связанный с применением идеологически мотивированного насилия. Суть терроризма – насилие с целью устрашения. Обязательное условие терроризма – резонанс террористической акции в обществе. Широкое распространение информации о теракте, превращение его в наиболее обсуждаемое событие представляет собой ключевой элемент тактики терроризма. Оставшийся незамеченным теракт утрачивает всякий смысл.

Это отличает террористический акт от таких близких явлений, как террор, диверсия или политическое убийство (тираноборство).

Диверсия – это силовая акция подрывного характера, осуществляемая спецслужбами государства. Диверсия ценна непосредственным уроном противнику, общественный резонанс операции не интересует диверсанта и даже опасен для него. В идеале диверсия имитирует техногенную катастрофу, несчастный случай или силовую акцию, совершенную другой силой. Такие диверсии, как политические убийства, совершенные спецслужбами, реальные исполнители предпочитают «сваливать» на невиновных.

Террор – это применение силы или угроза её применения сильнейшей стороной по отношению к слабейшей (обычный терроризм – наоборот). Примеры: практика массовых публичных казней палачами революционного правительства Франции в 1792 году; «красный террор», «белый террор».

Партизанская война в городе, или «левый терроризм» вырос из тираноборства, но под влиянием леворадикальных взглядов образ тирана стал коллективным и начал ассоциироваться с классом эксплуататоров. Левые террористы рассматривают свои акции как форму классовой борьбы. Один из теоретиков левого терроризма Карлос Маригелла считал терроризм («психологическую войну») составной частью городской партизанской войны.

Из данных определений следует, что так называемый терроризм Древнего мира не мог существовать по определению. Не могло быть террористов и в Средние века (секты сикариев, Ассассинов и т.п.), как в частности считают руководитель Центра стратегического развития генерал-майор Гушер А.И. и начальник Института военной истории Министерства обороны РФ полковник Кольтюков А.А

Несколько слов о причинах терроризма  

Ю.В. Косов в своей работе «Международный терроризм как глобальная проблема» пишет: «В последнее время проблема международного терроризма превратилась в одну из острейших глобальных проблем современности, связанных со сферой международных отношений. Эта трансформация обусловлена, по-нашему мнению, следующими причинами:

Во-первых, международный терроризм, к сожалению, получает все более широкое распространение в планетарном масштабе. Он проявляется как в регионах традиционных международных конфликтов (например, Ближний Восток, Южная Азия), так и от этого опасного явления оказались не застрахованы и наиболее развитые и благополучные государства (в частности США и Западная Европа).

Во-вторых, международный терроризм представляет собой серьезную угрозу для безопасности отдельных государств и всего мирового сообщества в целом. Ежегодно в мире совершаются сотни актов международного терроризма, а скорбный счет их жертв составляет тысячи убитых и искалеченных людей;

В-третьих, для борьбы с международным терроризмом не достаточно усилий одной великой державы или даже группы высокоразвитых государств. Преодоление международного терроризма как обостряющейся глобальной проблемы требует коллективных усилий большинства государств и народов на нашей планете, всего мирового сообщества.

В-четвертых, все более явной и наглядной становится связь современного феномена международного терроризма с другими актуальными глобальными проблемами современности. В настоящее время проблема международного терроризма должна рассматриваться как важный элемент всего комплекса общечеловеческих, глобальных проблем».

Таким образом, Ю.В. Косов называет четыре причины превращения «международного терроризма» в «глобальную проблему современности», но данные определения ни на йоту не приближают нас к понятию сущности и причин «международного терроризма». Тогда как глобализация информационного пространства повышает эффективность террористических актов и, таким образом, является существенным фактором обострения проблемы терроризма. Так С.Г. Кара-Мурза пишет: «Уже газеты в прошлом веке были абсолютно необходимы для терроризма, но крови приходилось лить много – газеты не передают вида крови. По данным историков, до 1917 г. террористы в России убили около 17 тыс. человек. Эффект был, но намного меньше, чем сегодня от сотен жертв. Читать и слышать – это не то, что видеть».

Кроме того, «отложенный» кризис в конце концов случился, его прогнозировали, поэтому США и форсировали события в Афганистане и Ираке, обостряли обстановку вокруг Ирана. Следовательно, глобализация мирового информационного пространства и «отложенный» кризис мировой либеральной системы «хозяйствования», масштабы которой во многом превышают кризис мировой социалистической системы, господином Косовым и множеством других исследователей ныне модной проблемы не рассматриваются.

Другая распространенная точка зрения на «международный терроризм» представлена в работе Д.Н. Барышникова «Международный терроризм в условиях глобализации». Согласно данной точке зрения «складывающаяся система мировой экономики приводит к одностороннему обогащению государств, транснациональных корпораций и других игроков, представляющих благополучные регионы Европы и Северной Америки, в то время как «южная периферия» – страны и народы бывшего Третьего мира все более отстают от их уровня развития, превращаясь в заложников системы. И, разумеется, не везде это вызывает лишь молчаливый протест. Собственно, в этом и заключается одна из основных причин многих социально-экономических потрясений в мире, в том числе, и международного терроризма».

Барышников и многие его единомышленники считают, что «сегодня связь международного политического терроризма с преступным миром настолько очевидна, что порою не представляется возможным отличить одно и другого. В первую очередь это, конечно, связано с финансовыми возможностями современной международной преступности. Незаконная торговля наркотиками, оружием и другими дорогостоящими нелегальными товарами очень часто оказывается в числе главных источников финансирования террористических организаций. Одновременно преступный мир оказывается главным поставщиком потенциальных членов террористических группировок, как правило, непосредственных исполнителей террористических актов: суицидных атак, взрывов, угонов самолетов, пиратских налетов и т.д.».

Поддерживает коллегу и Ю. Латов: «Наряду с базовыми, конструктивными, консолидируются и «теневые» – деструктивные и паразитарные структуры. Организованная преступность охватывает весь мир (функциональная сфера оргпреступности – наркотики, проституция, торговля оружием, заказные убийства, отмывание денег и другие запрещенные законом услуги). Особенность современных теневых структур – в глубоко зашедшем срастании их с государством. Преступность проникает в госструкуры через коррупцию и спецслужбы. Коррупция сращивает преступные организации с чиновниками и ставит государство на службу преступности. В таком срастании – сила и опора преступности».

И.Г. Яковенко: «Международный терроризм – существенный элемент международного преступного сообщества. Как и преступное сообщество, международный терроризм силен срастанием с государством. Разница состоит в том, что союз террористов и государства обеспечивается не коррупцией, а сознательным политическим выбором правящих режимов государств - спонсоров терроризма.» Также считают И.Ф Кефели, Е.А Бойцова и многие другие.

Обычно в подобных объяснениях не указывается, при каких обстоятельствах «складывается система мировой экономики», приводящей к обогащению одних государств и обнищанию других. В частности, сегодня весь мир напрягается, чтобы поддержать непомерный уровень потребления в США.

Данное расслоение же является результатом агрессивной политики неоколониализма. В арсенале настоящей политики находятся и прямая вооруженная агрессия и информационные войны, направленные на изменения ментальных моделей «аборигенов». Лишенные своих цивилизационных ценностей они обречены на гибель и жалкое прозябание.

Совсем абсурдным является попытка связывать терроризм с «преступным миром». Такого рода рассуждения развязывает руки агрессору, оправдывает любые его преступления против «циничных убийц», стоящих вне закона.

Возникновение терроризма связано с размыванием традиционного общества и формированием общества модернизированного, ориентированного на либеральные ценности. Поскольку навязывание данных ценностей производится форсированно и агрессивно, то этот процесс, как правило, вызывает противодействие. Следует отметить, что в глобальном либеральном обществе власть принадлежит капиталу, то есть самые богатые правят и устанавливают тот миропорядок, который способствует преумножению их капитала и гарантирует безопасность их власти. Спустя двадцать лет торжества «либеральных ценностей» в России, вряд ли у кого правильность приведенного заключения вызывает сомнение. Тот, кто в этом сомневается, может ознакомиться с математическими доказательствами приведенного положения в следующих монографиях:

1. Цыганов В.В., Бородин В.А., Шишкин Г.Б. Интеллектуальное предприятие. Механизмы овладения капиталом и властью. – М.: Университетская книга. 2004;

2. Цыганов В.В., Бухарин С.Н. Информационные войны в бизнесе и политике. Теория и методология. – М.: Академический проект. 2007;

3. Бухарин С.Н., Цыганов В.В. Методы и технологии информационных войн. – М.: Академический проект. 2007.

«Справедливость» сложившегося миропорядка может продемонстрировать один пример. Оказывается, стоимость компании «Газпром» практически совпадает со стоимостью компании Google...

Терроризм – явление, присущее кризисным этапам модернизационного перехода. Терроризм возникает на границах культур и эпох исторического развития. Самый яркий пример этого – ситуация в Израиле и Палестинской автономии, где исламский мир сталкивается с «выдвинутым вглубь Азии форпостом европейской цивилизации», и глубоко традиционное палестинское общество соприкасается с модернизированным обществом Израиля.

Кстати, недавний премьер-министр Израиля Ицхак Шамир заявил в 1943 г.: «Ни еврейская мораль, ни еврейская традиция не исключают терроризма как средства борьбы». Терроризм отказался осудить и первый президент Израиля Хаим Вейцман, и первый премьер-министр Бен-Гурион. Об этом редкостном в мировой культуре признании терроризма как морально приемлемого средства борьбы политическим движением, которое находится у власти, писал в 1981 г. видный духовный лидер еврейства Исайя Берлин.

А теперь рассмотрим пример того, как интеллектуальная элита США понимает истоки и причины международного терроризма. Так, системный исследователь Джамшид Гараедаги в своей известной работе «Системное мышление. Как управлять хаосом и сложными процессами» (Минск: Гревцов Паблишер, 2007) пишет:

«В свете идеологического вакуума, возникшего в результате распада коммунизма, наступил бурный расцвет всевозможных форм фундаментализма, заметно упрочивших свои позиции по всему земному шару. Из всех течений наибольшую озабоченность вызывает религиозный фундаментализм с его непоколебимой верой в то, что светский образ жизни – очаг разложения на Земле. Это направление выступает против красоты, счастья, права выбора, плюрализма и свободы. Оно отвергает все те ценности, благодаря которым мир стал лучше во многих отношениях.

К сожалению, в конце 1970-х годов американская политика в огромной степени способствовала росту небывалой популярности религиозного фундаментализма на Ближнем Востоке. После второй мировой войны, невзирая на победу, Америка обнаружила, что идеологическую битву она проиграла. За долгие годы идеология левых стала синонимом интеллектуализма, и в большинстве стран третьего мира левым удалось привлечь молодежь на свою сторону. Американское руководство того времени, полагая, что единственным методом борьбы с идеологией может стать выдвижение новой, более убедительной идеологии, решило задействовать ислам в противовес коммунизму. Америка создала идеологию моджахедов в ответ на вторжение Советского Союза в Афганистан и поддержала исламских фундаменталистов во время Иранской революции...

Группы фундаменталистов всех национальностей, недовольные прогрессом женщин на пути к равенству и свободе, представляют серьезную угрозу всему человечеству. Эти фанатики готовы на любые зверства и средства запугивания, чтобы добиться подчинения и полного контроля над своими женщинами. Во имя защиты прав человека необходимо прекратить подобное чудовищное беззаконие...».

По Гараедаги получается, что и вторую мировую войну выиграли США, и идеологию ислама, которая существует почти полторы тысячи лет, разработали американские спецслужбы. Подобные заблуждения, к сожалению, являются отличительной чертой интеллектуалов Северной Америки. Не будем их обсуждать. Но вот что примечательно, оказывается, фундаменталисты желают сами контролировать своих женщин, а господин Джамшид Гараедаги хочет, чтобы данное «чудовищное беззаконие» было закончено и «международное сообщество» незамедлительно озаботилось бы воспитанием женщин Востока.

На Западе практически не задумываются над тем, что в мире еще остались народы, которые имеют мужество иметь и отстаивать свои цивилизационные ценности. Западные интеллектуалы не могут принять то, что в системе данных ценностей садомия и гей-парады, «свободная любовь» и безбожие, оголенные интимные части тела не являются критериями красоты, счастья и свободы. По их понятиям «право выбора», «плюрализм», «толерантность, «свобода» существуют только для западной цивилизации – все же остальные цивилизации должны подчиниться их воле, принять их ценности и, таким образом, прекратить свое существование (ведь в мире накопилось слишком много лишних людей).

Господин Гараедаги по существу дает ответ на причины «международного терроризма».

Действительно, представьте себе, к вам в дом вломится некий «джентльмен» и начнет «контролировать» вашу жену и дочерей, а заодно выносить домашние ценности. Это, конечно, не может понравиться, и вы постараетесь вытолкнуть его вон. Если же «джентльмен» намного сильнее вас и при этом вооружен, придется действовать, не оглядываясь на «кодекс джентльменской чести».

Автор: Дадабаева З.А